''Эмчилгэ"(исцеление)монголо-тибетский метод врачевания,могучая культура древности,сохранившаяся благодоря биосферным геоисторическим особеностям Священного моря Байкал.
 

главная

 

наши услуги

контакты

разное

 

 

 

 

 

 

Монголо-бурятская ветвь тибетской медицины.

Развитие и возрождение ее в России.  

 

 Агван Доржиев          Петр Бадмаев         Николай Бадмаев

 

         Сформировавшаяся с мифических времен в Тибете традиционная медицинская система в период своего расцвета в 17 веке через Монголию проникла в Забайкалье, и образовала Бурятскую, свою самую северную ветвь. В Тибете несколько веков была запрещена хирургия, поэтому безоперационное лечение разных заболеваний, особенно хронических, достигло невиданных высот, восстанавливая функции организма без грубого вмешательства.

 

       До того, как в в Забайкалье буряты (название одного из племен монголов) стали пользоваться тибетской медициной, лечением занимались шаманы, костоправы, знахари-травники. относительно своих обязанностей шаман являлся жрецом, врачом, волхвом, гадателем. Чаще всего к помощи шамана прибегали в случае болезни, свой дар врачевания они могут передавать по наследству, продолжая свою практику в наши дни.

 

      Практика эмчи-лам (лекарей-монахов) по тибетской медицине получила распространение в силу своей эффективности для здоровья. Кроме общего монастырского, духовно-медицинского образования, практиковался и более эффективный, дающий высшую врачебную квалификацию, частный метод обучения под руководством духовного наставника, для чего отбирались наиболее способные дети в возрасте с 6-ти и более лет. "Несмотря на то, что тибетская медицина имеет свою школу, она изучается главным образом частным путем у отдельных знатоков тибетской медицины." (Б.Б. Барадин, Очерки Монголии. Жизнь Бурятии, №6 1925г.,с.8).

 

      После прихода в Забайкалье буддизма, в 1728 г. была учреждена должность Хамбо-ламы - главы забайкальских лам. К обучению медицине допускались и миряне, к которым предъявлялось требование обязательного соблюдения правил нравственного поведения.

 

       Индивидуальное обучение тибетской медицине началось в Бурятии с первых лет распространения буддизма в Забайкалье (Л.В.Аюшеева, Тибетская медицина в России. Улан-Удэ, изд. БЦ Ринпоче-Багша, 2007г., с.45-46). Необходимость такого, традиционно тибетского, обучения обусловлена тем, что недостаточно подготовленным людям, а через них и другим, эти знания могут нанести вред. В связи с чем в медицинских трактатах они зашифрованы или отсутствуют, с указанием в соответствующих местах: Спроси у наставника!. Хороший врач обычно занимался медитативными практиками, но в случае нарушения методики занятий существует опасность невротических расстройств, и это тоже одна из причин тайны передачи. Все знания ученик получал от Учителя, уже реализовавшего все то, чему он учил. Кроме того, дословность, при письменных переводах тибетских и монголо-бурятских терминов и понятий, представляет для не посвященного непреодолимую трудность. К тому же о сути, законах энергоинформационных процессов в Мироздании, в человеке, давно изученных в Тибете, современной науке, открывшей новые состояния материи, стало, в определенной степени, понятно лишь на самом пороге третьего тысячелетия. Это новая ступень в общественном сознании, многое объясняющая как в религиозном опыте, так и в огромном количестве ранее необъяснимых явлений, зарегистрированных в разные времена на планете. Но на сегодня, несмотря на имеющиеся публикации по этому вопросу, основной массе населения, в т.ч. большинству специалистов образования и здравоохранения, эта информация неизвестна. В философских и медицинских трактатах она не отражалась, а передавалась изустно. Современный уровень развития науки и общества позволил великим представителям Тибета и другим доводить информацию такого рода до самых широких читательских кругов (см. произведения Л.Рампо, Его Святейшества Далай-ламы четырнадцатого и других).

 

      Таким образом, индивидуальное обучение является основой для сохранения и развития тибетской медицины.

 

      К моменту начала работы в Петербурге династии бурятских врачей Бадмаевых (1857-1937г.г.) тибетская медицина уже состоялась в Забайкалье и было поставлено медобразование. Цультим Бадмаев (православное имя - Александр) обучался тибетской медицине с 9 лет. Его младший брат Петр Бадмаев был ученым-востоковедом и просветителем, близким царскому двору, а его племянник Николай Бадмаев с 1932г. стал главным инициатором и организатором изучения тибетской медицины советской наукой. Репрессирован и расстрелян в 1938г., реабилитирован в 1956г..

 

     Известность эмчи-ламы Ч.-Д.Иролтуева, унаследовавшего медицинские знания в устной традиции, выходила далеко за пределы Бурятии. В 1885г.он был приглашен в Санкт-Петербург, и за лечение особ царской фамилии награжден двумя орденами. Был в должности Хамбо-ламы, а впоследствии он организовал известную

медицинскую школу в Бурятии, при Ацагатском дацане, сыгравшей особую роль в истории тибетской медицины в России.

 

    Огромную роль в распространении буддизма в России сыграл выходец из Бурятии Агван Доржиев (1854-1938), прошедший все ступени посвящения в Тибете, советник и воспитатель тринадцатого Далай - ламы, представлявший тибетское правительство в Санкт-Петербурге и построивший в нем буддийский храм.

 

     С1911г. по 1927г. главой российского буддизма являлся виднейший иерарх буддийской церкви Хамбо-лама Даши-Доржо Итигелов. Его нетленное тело находится в Иволгинском дацане (г.Улан -Уде. столица Республики Бурятия). Феномен которого изучается не только в религиозном плане ,но и естественно-научном, поскольку это сенсация не только в истории буддизма, но и человечества вообще.

 

      К 1922 г. число эмчи-лам в Бурятии составляла около 12% от всего населения, они являлись среди своего народа носителями духовной культуры, пользовались безграничным доверием и влиянием. Но, по имеющимся сведениям, из их числа статус высшей квалификации, получаемой путем индивидуального обучения, имело

всего около 3% эмчи-лам (с.66, там же). Борьба с ламством была признана одним из основных направлений внутренней политики Советской власти в Бурятии. В конце 30-х годов 20в.,в результате массовых репрессий и гонений, традиционная тибетская медицина в России прекратила свое существование как институциональное

учреждение. Но бурятская ветвь смогла не утратить преемственности знаний, путем индивидуального образования (с. 126, там же). Например, Г.Л. Ленхобоев получил образование по тибетской медицине у своего дяди и, будучи заслуженным изобретателем и членом Союза художников СССР, более известен как исследователь и практик тибетской медицины. В своих оригинальных работах он представил ряд

сведений, не отраженных в трактатах и передающихся только от учителя к ученику.

 

    Отсутствие у среднестатистического россиянина соответствующих знаний определяет нежелание и неумение обнаруживать и устранять хронические заболевания в самом начале. И за помощью к специалисту люди обращаются за три дня до смерти, накопив букет многолетних, трудноизлечимых болезней. Вместо того, чтобы сделать это, как говорят на Востоке, за три года до их начала.

      В связи с ростом аллергизации, побочных эффектов от лекарственных препаратов и превышением смертности над рождаемостью, все большее значение приобретает использование немедикоментозной терапии. Опыт, накопленный восточной медициной, необходим сейчас, как никогда. Сообщения восточных и европейских

врачей свидетельствуют об эффективности ее методов, их простоте, экономичности и безвредности.

     Показав эффективность в предупреждении и лечении целого ряда заболеваний, при отсутствии побочных эффектов, сосуществуя с государственной российской системой здравоохранения, со второй половины 20в. тибетская медицина продолжила развиваться и адаптироваться к новым реалиям, приобретая новые черты. Интерес разных стран к ней растет. Популярность ее практики в России делает актуальным ее существование как части российской медицины.

     В наше время доктор тибетской медицины (эмчи) лечит, в первую очередь, заболевания хронического характера, отказываясь от случаев, требующих срочной медицинской помощи и от лечения многих видов острых инфекционных заболеваний.

 

     С начала 90-х годов тибетская медицина в России переживает бурный процесс возрождения, и ведущая роль в этом принадлежит Бурятскому научному центру. Накопленный богатейший научный материал открывает перспективу для всесторонних экспериментальных и клинических исследований. Официальное признание современной медициной целесообразности использования методов традиционной медицины открывает перспективу более широкого применения тибетской медицины, ее безопасных и эффективных методов и средств в повседневной врачебной практике, в сохранении общественного здоровья.

 

     В России в настоящее время официальное право для практического применения получили имеющие научное обоснование рефлексотерапия, мануальная терапия, массаж и фитотерапия. Позиция руководства Федерального научного клинико-экспериментального центра традиционных методов диагностики и лечения МЗ России такова: На всех уровнях мы должны утверждать точку зрения на самостоятельность традиционной медицины. Только самостоятельность гарантирует ее дальнейшее развитие.(Карпеев А.А. Традиционная медицина в России: проблемы и перспективы, т.2,-М.,2000,с.8-10). Приоритетным направлением возрождения исследований тибетской медицины остается изучение ее практического наследия, в отличие от теоретического, т.к. внимание общественности привлекает эффективность и безвредность ее методов лечения, а теоретическое направление не получило развития из-за идеологических соображений.

      Сегодня налицо стремление традиционных врачей к изучению европейской медицины, и наоборот. В развитых же странах, таких как США, Италия, Швейцария и др., в некоторых случаях традиционная медицина становится альтернативой современной медицине, опыт тибетской медицины изучается и практикуется во многих странах мира.

 

 

студия NWServis-Surgut 2007 Emchilge-zentr. All Rights Reserved